***Вреднючка***
Неожиданно поднялся сильный ветер. Никто не ожидал такой бури, ведь прогнозы погоды вещали о солнечном и безветренном дне. Тина была в воде и звала меня к себе. Похоже она все воспринимает как шутку или приключение! Ее бесстрашие всегда меня поражало. Но сейчас я была практически уверена на 100%, что идея заходить в воду при таком шторме просто отвратительна. Как бы то ни было Лейтон подтолкнул меня рукой со словами: "Ну же Ри не трусь!" Это было именно то, что могло заставить мой разум затуманить! Его слова всегда действовали успокаивающе и воодушевленно. "Подумаешь небольшой ветерок! Я и раньше купалась в штормовую погоду. Что может произойти?!" - неожиданно мои ноги сами направились к воде. Пару раз моргнув я обнаружила, что по пояс нахожусь в воде. Вообще то я не особо любила купаться. В детстве отец пару раз брал меня с собой на пирс. Он был у меня рыбаком и мне всегда нравилось наблюдать за тем, как он расставляет сети. Однажды рыбацкие мальчишки позвали меня купаться. Отец тогда отплыл от берега достаточно далеко и я не могла спросить разрешения у него. Но поразмыслив, что если я буду плескаться около берега, не заходя дальше, чем по пояс в воду, то ничего ужасного не произойдет. Все было хорошо, мы играли и плескались, пока не поднялся тот ужасный шторм. Я никогда его не забуду. Кто-то из взрослый кричал нам, чтобы мы немедленно выбирались на сушу. Я посмотрела туда, где недавно была лодка отца и ничего не увидела, кроме волн. "Папа!" - но в ответ никаких звуков и криков, толькоыой ветра и холодный брызги. "Папа! Папа!" - я звала изо всех сил так громко, как только может звать ребенок 5 лет. Почему-то я вдруг осознала, что мне необходимо добраться до него. Я пошла все глубже и глубже в воду и вдруг очередная волна накрыла меня. Дальше все как в тумане. Неожиданный свет и толпа людей вокруг. Все суетились и о чем-то разговаривали. Я старалась дышать глубоко и ровно, но ощущение потери было слишком велико. Папу тогда не нашли. Впрочем как и остальных 30 человек, что были на пляже в тот день.
Вскоре мама забрала меня и отвезла жить к бабушке с дедушкой, надеясь, что если я буду вдали от этого места, то смогу забыть тот день и всю ту боль, что оставил после себя шторм.